musicslon: (Bluelf)
Отличная неделя - хозяин в больнице, ёж заболел и ничего не слышит вообще совсем, видать, всё же не миновать нам операции и дренажа в ушах, чтоб жидкость откачивать. Я спала сегодня три часа, а мне вообще-то и семи мало. Завтра вечером - после школы, работы и учеников - презентация, потенциальная стоимость которой для фонда - £30,000, а это почти треть нашего годового бюджета, между прочим. Там надо искрить и светиться энтузиазмом, блистать остроумием, всячески показывать такую часть тела, как харизма, и на всё про всё десять минут, включая видео-клип и со-презентера. Раньше я такое неделю репетировала перед зеркалом с секундомером в руках, выверяя паузы между словами и время, необходимое для эффектного заламывания брови в нужном месте. Сегодня я репетировала на велосипеде, в подъёме в Hampstead, а, придя домой, вяло набросала тезисы, параллельно запекая детям рыбу и утопая в холостятском хаосе. Понятия не имею, сколько времени это все занимает. Надо всё-таки завтра замерить. На велосипеде по дороге из Hampstead в Hammersmith.

С хозяином всё в порядке, обошлось. Хотя перепугались мы здорово. Завтра должны отпустить.

Пойду спать. Наверное, поспать в такой ситуации важнее, чем секундомер. А бровь, глядишь, сама заломится где надо. И не такие концерты заваливали (с) ))
musicslon: (MT)

Mackay - The Huntsman


Бакланова - Мазурка


А это Claire Doran, которую я знаю с 15-ти лет - она тогда не улыбалась, не смотрела в глаза (аутизм), обожала Jackson's Five и пела только в дУше. Теперь она учится у профессора Бирмингемской консерватрии, поёт соло с хорами и оркестрами, учит оперные арии на 4-х языках, сама ездит на репетиции и улыбается, кажется, всё время, пока не спит. Её голос - всегда неожиданность для всех, кому я о ней рассказываю в связи с фондом. Потому что никто не ожидает, что такой певице нужно еще и помогать. А её не приняли ни в одну консерваторию страны. Потому что никому не хочется возиться.
musicslon: (MTold)
DSC_3797

Наступила зима, говорю я себе, осень кончилась. Осень осталась позади. Можно уже сменить эту верхнюю картинку, пора любоваться нашими ёлочками и шоколадными гирляндами, пора мысленно уже ходить по подмосковному снегу и ждать чудес под новый год.

Но чем больше делаешь, тем меньше успеваешь. Я давлюсь этими несделанными делами, невыполненными обещаниями, обещаю себе обещать меньше, а лучше совсем ничего не обещать, но не могу, и так оно всё несется по кругу. Впадаю в ступор, когда от меня требуют безусловной конкретики, страдаю от полярности своих настроений, от слишком частой невозможности сказать на другом языке то, что хочу и чувствую нужным и важным сказать, злюсь на себя за неумение организовывать базовые домашние и рабочие процессы - при некотором умении организовывать более сложные. Слишком много беру на себя. Слишком мало из взятого реализовываю. Постоянно наблюдаю внутренним зрением изгибы этой процентной кривой. Это утомляет ещё больше, чем сам факт несделанного. Раздражаюсь на тех, кто успевает. Придумываю себе оправдания. Они не работают. У них больше денег. У них меньше детей. Поэтому они продумали наряд и подобрали к нему аксессуары. Я устала не выглядеть. Совсем никак не выглядеть. Совсем ничего не носить. Совсем о себе не думать. Я всё чаще начинаю фразы со слов "когда я была молодой". И всё реже встречаю в ответ на эти слова удивлённые взгляды. Я могу провести целый день, ни разу не посмотрев в зеркало. Так сейчас даже лучше. Но кроме внешности есть еще то, что внутри. Оно тоже от этого страдает.

Сегодня Маня впервые осознанно прощалась с детством. С какой-то его частью. Ей поручили большую, практически главную роль в школьном рождественском спектакле, и она так радовалась, так готовилась, и так замечательно выступала - а потом безутешно рыдала до глубокой ночи: "Это моё последнее Nativity!" Я прямо вспоминала себя в свой шестнадцатый день рожденья - всё кончено, полны вёдра слёз, унеси-ка. Ёж смотрел на всё происходящее, затаив дыхание, потом я показала ей класс Reception, в который она пойдёт в следующем году, и Манин класс, и она под впечатлением долго ещё молчала и думала.

Вчера принесла рисунок: "А это вот груша, видишь, мама? С мозолью".
На груше действительно что-то темнело. "А почему с мозолью?" - растерянно спросила я.
Тут встряла Маня: "Саня, а ты вообще знаешь, что такое мозоль?"
Саня, уверенно: "Ну да, это такая... подливка".

Кроме мозоли, Саня самозабвенно рисует человечков и домики, вот ведь никогда раньше не знала, как зависимы связная речь и связный рисунок.

Вот это наш дом, понятное дело, жёлтый.

CCI11122013_edited

А этот крайне полюбившийся мне гномик будет приветствовать близких друзей с наших семейных открыток.

Sanya

Поскольку дома Ваня разносит всё, что не прибито, ёлка в традиционном стиле нам опять не светит, поэтому мы коротаем вечера за всякими творческими занятиями, вроде нанизывания шоколадок на люстру.

DSC_3781

Сегодня был последний в этом году попечительский совет. Фонд в этом году наконец перевалил за сто тысяч дохода, структурировал потоки деятельности и запустил три новых постоянных проекта. Вчера в сумерках я выходила из одной из наших школ, после репетиции дети должны были составить свои стулья обратно к стене в коридоре, и в дверях возникла потасовка. И когда я услышала эти дикие, отчаянные вопли, эти надрывные рыдания, я вдруг увидела перед собой полуторалетнего Ваню или двухлетнюю Саню, глядя на которых мы улыбаемся и говорим "terrible twos", и знаем - потерпим и пройдёт. А тут 14 лет, совсем другая внешность - и не пройдёт. А внутри ему всё те же два, и он совершенно не понимает, что ему делать со своим бессилием перед этим миром. Мои родители не работают с такими детьми. Теперь я знаю, что, наверное, главное отличие наших организаций - в этом. Хотя я пока ещё не до конца разобралась, нужно ли оно им. Или это только моя иллюзия. Моя - и тех инопланетных, сотканных из огня и стали людей, что работают в этих школах день за днём.

В пятницу будут концерты, сразу два. Возможно, они что-то прояснят. А вокруг, между тем, Рождество.

DSC_3769 DSC_3791

под катом Санёк ест бутерброд )

Escape

Oct. 24th, 2013 03:18 pm
musicslon: (MTold)
Когда время и возможность работать дома исчезли из жизни окончательно, новый формат нашелся сам собой. Я просто беру лаптоп с собой в школы, где каждую неделю у нас идут хоровые репетиции. 2-3 часа чистого удовольствия, никто меня не дергает, еще и музыку поют.

Есть какая-то ирония в том, что можно спокойно работать в одном помещении с 25-ю детьми с психическими отклонениями и сложностями в поведении. А дома с тремя здоровыми - фиг.
musicslon: (MTold)
Закончились двухнедельные дожди, и небо вдруг выдохнуло тепло как награду за стойкость, как медаль на промежуточном финише - или старте? Конечно, старте.

Где-то под глазом болтается недописанный пост про море. Про лето, которое было так давно, которое закончилось в ту секунду, когда мы приземлились в Гэтвике 28-го августа. Дальше было не до того. Дальше начался сентябрь.

Наше возвращение домой само по себе всегда катастрофа, потому что это примерно как пытаться запихнуть бродячий цирк в спичечную коробку. Но этого мало, поэтому в момент возвращения всегда должно еще случиться что-нибудь эдакое, чтобы сразу можно было встряхнуться и чтобы каникулярная нега ни в коем случае не затормаживала нежно и не мутила сознания приятной мягкой дымкой. Ведро ледяной воды на голову. Тройной форсаж. Вот как надо возвращаться с каникул.

Сентябрь - особый месяц в жизни. В последние годы я поняла, что для меня он представляет особенную опасность. Освеженная летними впечатлениями и набравшаяся сил и витамина Д я начинаю с такой скоростью хватать всё подряд, что время в сутках заканчивается примерно через неделю, а остановить разгон уже невозможно. И вот несется мой локомотив - на предельной скорости, по крутому изгибу рельсов, в уклон, огромный, тяжелый, а по сторонам цветут прекрасные незабудки на лугах, и красивые девушки в венках и милых, продуманных нарядах, машут мне издалека, немного удивленно провожая глазами моё закопчённое лицо.

Четыре полных дня я провела в новой реальности кибер-пространства - фонд обзаводится профессиональной базой данных, и после двух дней конфигурации, а затем еще двух дней тренинга я заговорила тезисами разработчиков и вчера сильно напугала участников совета попечителей своим нездоровым напором. Теперь осталось найти того, кто будет перетукивать туда весь разрозненный ворох данных, нажитый за 10 лет работы. 10 лет, боже мой. 13 ноября будет 10 лет.

Запустили наконец-то регулярные хоровые занятия в двух школах - три года я билась за идею, три года казалось, что никто не даст на это денег. Теперь на очереди еще три школы. И Great Ormond Street Hospital.

Получили первый в истории фонда многолетний грант на мою зарплату. Вот прямо лично мне. Теперь я могу не сомневаться, что еще долго буду иметь возможность сражаться с диким медведем, чтобы отдохнуть от домашних дел.

Там, по домашним рельсам-рельсам, шпалам-шпалам, идет второй локомотив. Там я, прилетев взмыленная после работы и иногда еще учеников (вот уж где я и вправду отдыхаю!), должна врубить максимально возможную скорость и почувствовать себя почти суперчеловеком. Тогда можно успеть восхититься тем, как тонко вдруг окрашено у Мани минорное звено в секвенции в том самом дуэте, который мы играли на даче с другой Маней, можно успеть не дать убиться Ване, почитать Сане про Бибигона, сделать аппликацию с русалкой, отпихивая Ваню ногой, может быть даже успеть их чем-то накормить.

Маня играет на скрипке, декламирует стихи, бесконечно трогательно дружит с младшими и по-прежнему пугает нас с хозяином дикими взрывами гнева. Боюсь, что станет постарше - убьет, как Геракл, под горячую руку, будет сиротинушка. У Сани сам собой прорезался "Р". И вообще она говорит так славно, что я даже слегка расслабилась и перестала с ней заниматься каждый день. И еще она тоже теперь занимается музыкой, минут по 5-7 =)) Кричит Ване: "Бандитская морда! Бандитская морда!!!", Ваня вырывает из неё волосы клочьями, садится ей на голову, молотит по ней ногами. Обожает её, прямо мимо пройти не может. Исключительный женский шарм. Не прогадали те, кто подписывались на Ёженькины апдейты - Ёженька существо настолько самобытное, что даже папочка, который детей в основном любит только спящими, готов простить ей всё. "Вы меня обидели!" - маленький Наполеон стоит отвернувшись, драматично скрестив руки на груди и вздернув бесконечно оскорбленный носик. Только сюртучка и треуголки не хватает. Все тут же идут на попятный. "Нет! Слишком поздно!!" - заявляет гордая Ёженька, и столько в этих словах горечи, патетики и необратимости, что уже ничего не остается кроме как всем посыпать голову пеплом и идти рыдать над своей непоправимой ошибкой.

Ваня - это не просто ребенок-катастрофа. Это не цунами и не торнадо, он скорее напоминает крупномасштабный террористический акт. Причем организаторы его не смогли договориться, поэтому события приняли стихийный оборот. Это мой третий ребенок, но никогда еще мы не были так загнаны на потолок. Все лаптопы в доме, считая мой рабочий, убраны на шкафы и достаются оттуда только на то время, когда мы непосредственно за ними сидим, причем Ваня в этот момент должен отсутствовать, иначе он сидит (или стоит) вместе с нами. Как только я отлучаюсь на секунду, мыш кидается в опустевшую комнату как коршун, и стОит тут замешкаться еще на одну секунду - и хана. Сначала это были гениальные шорткаты - перевернуть экран на 180 градусов, полностью изменить конфигурацию открытой программы, перенастроить параметры ввода, так что любое нажатие любой клавиши открывало новое окно. Потом он просто стал их стаскивать со стола за шнуры, а вчера я поймала его за тем, что он с упоением долбасил по клавиатуре остро отточенным карандашом.

Я снимаю его со стеллажей, комода, столов, верхней крышки пианино. В два часа ночи, пока я мою посуду, он раскачивается на моей ноге и с хохотом пытается прокусить её вместе с джинсами. Это у него такая игра. Чтобы отвлечь его, я даю ему банан, он долго сосредоточенно мнет его в ручонках, с одобрением прислушиваясь в производимому чваканью, а потом размазывает кашицу по полу и в восторге скользит по ней взад и вперед. Я домываю посуду и начинаю мыть пол.

Тем временем, жизнь бурно откликается на мой вызов и постепенно приводит ко мне людей, с которыми можно что-то делать вместе. Я начинаю серьезно обустраивать личную жизнь Букв онота, потому что это жизнь моих собственных детей. И грядущие несколько недель могут стать началом новой прекрасной истории. Да чего уж там - я уже знаю, что первое чудо ждет нас в этот понедельник. Это чудо прошло мимо меня всего несколько месяцев назад, я просто не заметила его. Не зарегистрировала в сознании. Наверное, я не была готова. А теперь готова. Так получилось.

Всё, спать.
musicslon: (Default)
БОЛЬШОЙ УСПЕХ
musicslon: (Default)
Почти четыре часа скакания с мышом на руках, и все свободны. Эта зараза весит уже, наверное, под шесть кило, и решил сегодня вообще не спать - только кушать или сидеть на ручках. А может быть он хотел петь в хоре.

Всякое бывало, но все-таки так, чтобы на собственном концерте бегать с сисечкой наперевес - так я еще не работала.

Завтрашний день распланирован как полномасштабная военная операция - с подменными нянями, сложными стыковками, обширной подготовкой и продуманной стратегией. И все из-за кого-то, кто весит всего как не очень большая тыква.

Развлечемся, в общем.
musicslon: (Default)
Подумала, что надо повесить здесь ссылку на баннер нашего концерта 30-го мая. Если вдруг кто-то из лондонских френдов давно хотел увидеть живого слона меня, но до зоопарка Whipsnade далеко добираться почему-то стеснялся, то на концерте можно будет увидеть самую что ни на есть нарядную версию. А заодно побывать в одном из самых исторически-интересных мест в Лондоне - Temple Church (та, что в спрятанном-так-что-фиг-найдешь дворе напротив Houses of Justice на Fleet Street, откуда вечно заворачивают туристов, где покоятся тамплиеры и которая упомянута в Коде Да Винчи).

Клик сюда - Temple Church Concert - билеты продаются онлайн.
musicslon: (Default)
Это лето, это лето, очнись, это уже лето, говорю я себе, твержу Мане - лето, а потом будет осень, но еще не скоро.

Конец очень дождливого, но очень теплого дня, была в нем и первая поездка на велосипеде с Маней в школу под проливным дождем, и собеседования с буквонотами, и лихорадочные попытки поработать, и стихийное ведение хозяйства. Мы выползаем в пустой парк, над которым клубится пар, и редкие прохожие бредут по дорожке, на которой стоит еж со своим самокатом и каждому проходящему мимо говорит "Hello". И каждый проходящий мимо ежа смотрит на него изумленно, улыбается и тоже говорит ему "Hello". За этим очень забавно наблюдать. Мы с Маней и наблюдаем - долго и с удовольствием, объедая мелкие ароматные сливы с большого дерева, которое мы обнаружили совсем недавно и к которому теперь наведываемся при каждом удобном случае. Поприветствовав с пару десятков счастливцев, еж топает к нам, волоча за собой по мокрой траве самокат (хозяйственный товарищ), и пристраивается к сливам, попутно пытаясь жрать какую-то волчью ягоду с соседнего куста, но ягода оказывается горькой, и он долго кривится и возмущается, потом заедает сливой.

Этим вечером телефон вякнул сообщением, и я долго-долго - минуты две - тупо смотрела на экран, пытаясь удостовериться, что все правильно поняла. Грант для mofl, который мы уже несколько месяцев подряд хоронили - выстраданный, важный, престижный, открывающий большие перспективы. Мы подали заявку в апреле, и с тех пор было это подвешенное ожидание, когда работаешь, встречаешься с людьми, выворачиваешься наизнанку, делаешь умное лицо, и при этом понятия не имеешь, доживет ли фонд до обсуждаемых событий. Теперь я знаю, доживет. Сегодня я это знаю. И у меня одна просьба - раздвиньте мне сутки. Чтобы хватило и на ежей с бурдюками, и на фонд, и на маленьких смешных бук вонотов, и на вредных и невредных учеников. И еще чтобы читать - хоть по полчаса на ночь, вставляя спички в глаза, уплывая в другую реальность, где чужой опыт вдруг становится твоим собственным, даря тебе ощущения и воспоминания, которых никогда, ни при каких условиях не могло бы случиться в твоей жизни. Великие книги, волшебные книги.

Чтобы жить.
musicslon: (Default)
Большое расстройство моей нынешней жизни состоит в том, что я не могу писать. О том, о чем хотела бы писать, о чем очень трудно не писать, о чем лично мне НУЖНО писать, потому что это у меня с детства - написать, чтобы осталось, написать, чтобы отпустило. А теперь мой бумажный дневник лежит на верхней полке стеллажа в противоположном от кровати конце комнаты - и это значит, что пишу я очень редко, а к тому моменту, как я до него добираюсь, бОльшая часть того, что я собиралась написать, уже перемолота, уже неактуальна, уже перегорела. С ЖЖ та же история - даже хуже, потому что сюда еще надо думать, что ты пишешь, поток сознания не пройдет, а если еще и с картинками, то вообще целое предприятие - где на него времени взять.

Что же касается работы, я давным-давно не пишу с меткой mofl - годами опыта проверено, что почему-то на все эти записи как-то стыдно натыкаться позже, странный синдром, но он всегда был, из-за него я и перестала. Я не сильна в рассказывании о своей работе, у меня слишком сложные с ней отношения. И те дети - большинство давно уже не дети - с которыми я там сталкиваюсь, они не мои дети. Я не то, чтобы завидую в этом моим родителям, которые действительно считают своих подопечных своими детьми - разными, маленькими и давно выросшими (в основном на их глазах), но своими, с которыми они дружат, ссорятся, разводятся, снова сходятся, о которых они думают и говорят 24 часа в сутки и которыми они пытаются заполнить пустоту, оставленную уходом своих собственных детей. Но я не вполне уютно чувствую себя оттого, что о своих я знаю так мало. Вижу их так редко. Живу по наитию - понимаю что-то из обрывков разговоров с ними, с родителями, с учителями. Порой проходит несколько лет, я звоню по выкопанному из помятого файла телефону, и мне говорят - то, что вы сделали тогда перевернуло его судьбу, он понял, что бывает по-другому, а вы знаете, где он сейчас? И называют консерваторию, колледж, академию. И приходит день встречи, и маленькие дети с древних фотографий вдруг предстают полувзрослыми музыкантами, их движения угловаты как у подростков, их глаза распахнуты, как у младенцев, их музыка прекрасна, как у тех, кто много пережил, но не утратил жажды жизни. Особенно те, кому жить осталось всего ничего.

Вчера весь день был как один глоток - на шесть часов мы заперлись в огромной студии, пронизанной светом такого странного, такого противоречивого осеннего дня, то солнце, то дробь дождя по скошенным окнам в потолке, и создавали музыку. Там были лучшие музыканты из тех, что есть в этой стране - оркестранты Britten Sinfonia, там были те самые полувзрослые дети, которые написали нечто - вот я сижу сейчас в наушниках, воткнутых в DAT, и слушаю на repeat, и не могу остановиться. Я сделала столько прекрасных кадров вчера, в этом прозрачном свете - смычки и медь, сложные конструкции инвалидных колясок и вдохновенные судороги лиц, благообразный James MacMillan, безусловная любовь, безусловная красота, для которых не важна оболочка. Для которых ничто не страшно. Над которыми ничто не властно.

У меня оказалась бракованная карта памяти. Я даже не успела перегрузить эти фотографии в компьютер. Мы никогда их не увидим.

Но если кто-нибудь подскажет, каким способом превратить DAT-кассету в электронный файл, я дам вам послушать одну штуку. Когда-нибудь эта музыка будет звучать в кино, оно еще не снято, но это будет прекрасный фильм.

Upd: не жалейте меня, не жалейте! Каких-нибудь 30 фунтов за софт, и все фотки восстановлены. "Умные существа делали, не то что вы..." (с)
musicslon: (Default)
Концерты прошли, и прошли хорошо. И я вдруг оказалась мордой к лету - нет, не так. Мордой в лето. И меня накрывает ужас - холодный, парализующий ужас. Я не справлюсь с таким количеством работы, я снова заторможу всех. От напряжения закипает мозг, я мечусь от высоких нот вдохновения, требуемого для написания новых проектных предложений, к незатейливым мотивчикам тупых административных заданий, я впадаю в ступор от страха забыть что-то важное - амнезию лактации к тому же еще никто не отменял. Я уже месяц хочу написать пост про своих детей или хотя бы дотянуться до бумажного дневника, я мучительно завидую тем, кто умеет правильно организовывать свою работу, я не хочу уезжать, я хочу, чтобы мне кто-нибудь помог, кто-то умный, спокойный, надежный, хваткий. За оставшиеся до отъезда две неполные недели мне надо подготовить все для 3-х осенних концертов, не считая мелочей вроде "набросайте письмо в олимпийский комитет по культуре".

Я ненавижу: почту, работу с цифрами, писание отчетов и благодарностей, ксерокопирование и собственное неумение перевесить все это на кого-то другого.

У кого есть Facebook - заходите на Music of Life Foundation, там наши картинки с прошлого понедельника.
musicslon: (Bluelf)


Сообщаем, что сайт мофлика полностью изменил свое лицо и другие части тела, и готов предстать вашим восхищенным взорам. Радостно машем крыльями по адресу http://mofl.co.uk - заходите, сочувствуйте, шлите ссылки друзьям. Ваятель, традиционно пожелавший остаться неизвестным, принимает комплименты под творческим псевдонимом гномик Вася.
musicslon: (Default)
И вот когда я уже почти подготовила себя к мысли о том, что фонд придется закрывать, мы получили первый государственный грант. И дело не только в деньгах, которые нужны до зарезу. Дело в том, что это как бы знак качества. Ну вроде как всем сразу ясно, что эта собака - не круглая сирота.

Скоро запускаем новый сайт. Пока бегемот его ваял, я все думала, какой красивый будет у моего мьюзик оф лайфа мемориал. А тут такая вдруг штука )
musicslon: (Bluelf)
Понедельник

Два раза была в Домодедово. Пригласила брата зайти и уснула, оставив его плясать полчаса за дверью.
Везла Эвелин Гленни из аэропорта в отель, разговаривала с ней о таких вещах, что до сих пор самой странно.
На обратной дороге побыла инопланетянином - забежала в школу обняться с педагогом по специальности и неожиданно встретилась с одним из самых любимых на свете мужчин у дверей родительского дома.

Вторник

Провела 12 часов на высоких каблуках в состоянии непрерывного бега по бетонному полу и плитке. Факт переоценки собственных возможностей осознала уже в конце первого часа. День вспоминается в некотором тумане.

Убедилась, что нельзя проводить одновременно звуковую, световую и генеральную репетиции, монтировать сцену и устанавливать телекамеры, особенно если эта репетиция первая и последняя, а половины номеров и участников режиссер в глаза еще не видел. В юбилейном вечере Баталова, напомню, принимали участие 2 оркестра, 4 дирижера, 2 хора и около 20-ти солистов, включая балет.

Впервые в качестве участника организационной бригады находилась за кулисами уже начавшегося концерта, где принимались решения об изменении порядка номеров. Ну, то есть, концерт идет, а мы совещаемся - что будет дальше.

Выходила на сцену, в теплое марево софитов, где теперь не бывает рояля - только микрофон.

В момент выступления Норнштейна одновременно гикнулся микрофон, возникло возгорание на сцене (он закурил папиросу, показывая как он делал туман для ежика) и - внимание! - в противоположной кулисе раздалось громкое тиканье. Это тиканье продолжалось около 3-х минут, пока пытались связаться со всеми задействованными службами, чтобы убедиться, что их оборудование не может издавать таких звуков перед тем, как эвакуировать зал. Это были самые долгие три минуты того вечера.

Разговаривали с Норнштейном о волчках и сисечке.

А Юрский так постарел.

Обнималась с теми, кого не вижу месяцами. Получала новости, которые не было времени обсудить. Каким-то чудом находила дорогу в мраморных джунглях незнакомого театра уже после того, как все разошлись.

Несла охапку цветов больше меня самой. Его цветов. А на руке висело его старенькое пальто и клетчатая кепка. Концерта я не видела. Зато я стояла на сцене, когда хор Попова пел ему "Многая лета". И я даже немножко подпевала.

По выражению хозяина, спала как бревно.

Среда

Фотографировала Маню за рулем Ford S-Max. Уже в темноте добрались до дачи. По телевизору было "Начало". Уложив бурдюка, всю ночь вдвоем жгли березовые поленья в камине.

Четверг

Приготовила сметы и документацию на 2009-й год и отослала попечителям. Темное облако, висевшее надо мной все эти дни в Москве, слегка рассеялось.

Поняла, что можно было бы уехать завтра без Мани, оставив ее на две недели с обожаемой ею бабушкой.
И поняла, что не смогу.

Поняла, что я очень выросла. И очень соскучилась. По всем.
musicslon: (Default)
Ну что вам рассказать.

Очень много делаю, при этом кажется, что ни хрена не успеваю. Злюсь и рефлексирую, злюсь и рефлексирую, а хозяин все это терпит. Гуляет с бурдюком, греет мне пятки, иногда, конечно, покрикивает для острастки, но в целом пропускает мимо ушей. Они возвращаются из парка сияющие, пропитанные ветром и солнцем, рассказывают о том, как катали куклу на качелях, дружили с белками, не дружили с гусями, "а еще смотри что мы умеем! как тебя зовут? - МА-НЯ!! МАА-НЯЯЯ!"

До их прихода надо успеть все доделать, а потом сварить суп. А потом еще доделать - пока она спит. А вчера я вообще уехала. Вот прямо поездом. Одна. Был такой рваный солнечно-ветреный день, когда от красоты ранней осени хватает сердце, и чувствуешь себя то ли выздоравливающей, то ли только что заболевшей.

Есть, оказывается, такой способ усыновить сразу много детей, не приводя их к себе домой - нужно просто поселиться вместе с ними в школе. И жить там долго и счастливо. Маленький, худенький пожилой мужчина, он открывает мне входную дверь, на которой даже нет вывески. "Вы раньше приехали - пообедаете с нами? Я соус мясной приготовил". После 10-ти лет директорства в одной из самых крутых школ для очень тяжелых детей его выперли в угоду сложным перестроениям в недрах всесильного траста. Совсем неподалеку от того места, где элитный мега-центр образования для инвалидов продолжает утверждать свои амбиции, у него теперь маленькая школа для тех, кого вышвырнуло мощной волной мейнстрима на обочину жизни. Быть вышвырнутым на обочину жизни, когда тебе всего 8-9 лет - это довольно тяжелый опыт.

Бывшая церковь переоборудована и переоснащена по последним стандартам, все помещения соединяются между собой, как в огромной уютной квартире. Ноуты Apple небрежно разбросаны по всем столам в общей гостиной, словно пластмассовые игрушки. "Нам не нужен транспорт в Бирмингем - у нас есть два микроавтобуса, один для колясок, другой обычный - я их сам довезу". На репетиции постоянный хохот. Только один мальчик насупленно сидит, вернее, лежит на столе все два часа. Он здесь недавно. Он еще не смеется.

"Вы же понимаете," - говорит директор мне и дирижеру, проводящему репетицию, - "они совсем перестали верить в себя. Поэтому у них уже ничего не получалось". Косые лучи солнца пронизывают зал, звучит Gloria, я вспоминаю последние полтора года сплошных обломов и думаю о том, что я как никогда остро понимаю, о чем он говорит.
musicslon: (Default)
Последний день июня в этом году пахнет и звучит совсем как на даче - свежими опилками и бензопилой. За окном пилят дерево (не моё, не моё! соседнее), и лёгкий ветерок развевает золотистую пыль, и чуть прохладно, и почему-то грустно, как в детстве. Маня, замерев, провожает глазами случайно залетевшую муху. Совсем дикий ребёнок, никогда мухи не видел. Ничего, через 10 дней в Подмосковье насмотрится.

Мой фантастический раздрай, начавшийся 18 апреля, кажется, наконец заканчивается. Два с половиной месяца потребовалось, чтобы перенести концерт в другой зал, другой город, присобачить другой оркестр, сделать новую программу и не потерять при этом лица.

Всё к лучшему.
musicslon: (Polosatik)
Вот уже четыре месяца, как работа даётся с трудом. Это когда даётся вообще. А то иногда и совсем не даётся. Я вот тут недавно слышала в одной передаче про Уму Турман, что она, кормя 2-го ребёнка, готовилась к съёмкам 2-го же киллбилла. Подерётся-подерётся на мечах - даст сисечку пососать. Потом опять меч в руки - и вперёд. Я прониклась. Теперь вот нет-нет да и кольнёт мысль - вот ты сидишь, мол, тут, тупишь вовсю, ну и что, что ребёнок, вон Ума Турман могла же... А кто-то внутри отвечает, безапеляционно так причём - НА МЕЧАХ?? ДА ГОВНО ВОПРОС, ДА ХОТЬ ЦЕЛЫЙ ДЕНЬ (ЗА ТАКИЕ-ТО ДЕНЬГИ)... А ВОТ ГОЛОВОЙ, ГОЛОВОЙ-ТО ДУМАТЬ, ЭТО ВАМ НЕ ШАШКОЙ МАХАТЬ!

...и хочется верить, что прав, гад. Что это и есть такая моя правильная отмазка.

Работа, тем не менее, даётся с трудом.

Это я всё к чему - у меня теперь есть фильм про то, что я тут делаю. Типа кино. И коротенькую версию с сайта Music of Life прям можно загрузить. А можно прямо отсюда. Спасибо Бегемоту.

January 2017

S M T W T F S
1234567
891011 121314
15161718192021
22 232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 29th, 2017 11:49 am
Powered by Dreamwidth Studios